Category:

Вспоминая гипсовую кроватку

Вот чего вспомнилось: почти полвека назад я училась в уникальном заведении - специальной школе-интернате №76 для детей, больных сколиозом. 

Знаю, что сейчас сколиоз (искривление позвоночника) лечится самыми разными способами, включая хирургический. А тогда сильное искривление приводило к горбу, увеча заодно внутренние органы.  Чтобы это хоть как-то замедлить, еще до интерната были придуманы специальные корсеты с механизмом для вытягивания по мере роста. Жутковатая конструкция, похожая на средневековый инструмент для пыток. Кстати, у нас было немало ребят, которые в них ходили: привыкли, даже в футбол играли.

Наш интернат был первым в мире. Я училась с дочкой космонавта Берегового, в классе была девочка из Армении, белоруска, узбечка (сколиоз, кстати, чаще бывает у девочек). Мы учились лежа на животе, со специальной подставкой под подбородком (вовнутрь клали учебники и тетради): в таком положении позвоночник максимально расслаблен. Спали в гипсовых кроватках с фиксатором  — их делали индивидуально для каждого; на места, где спина выпирала, всю ночь давили специальные валики.

Помимо общеобразовательных предметов, у нас в большом количестве была лечебная физкультура, стрельба из лука, а главное — плавание! Думаю, что в начале 1970-х собственным бассейном могли похвалиться считанные школы. А может, вообще только мы. Плавать меня научили так, что профессионалы до сих пор интересуются разрядом. 

Кормили очень вкусно — помню даже бутерброды с икрой. А еще помню, как папа грустно шутил о том, что может снимать носки, не снимая ботинок: интернат был сильно платным. 

Спали в отдельном корпусе, в палатах человек по восемь. Уровень ночного комфорта зависел от того, кто из методисток (так почему-то назывались у нас медсестры) дежурил на этаже. Одна была гадина, не пускала в туалет. Однажды мы взбунтовались и написали на пол. Утром была крутая разборка с требованием выдать зачинщиков. За отказ меня, бывшую в то время старостой класса, сняли с должности.  Больше я высоких постов не занимала. 

Вы не поверите: мы обожали свой интернат! Учили нас великолепно: придя в обычную школу в седьмом классе, я легко стала круглой отличницей (в интернате перебивалась с троек на четверки). Писали по-английски сочинения! Кроме учителей, были воспитатели: Антонина Ивановна Булыгина, я вас помню. 

Нам привозили хорошее кино, мы много читали, играли, дружили, прозвища были смешные: Габря, Фада, Лугча, Миха... Никакой ущербности не чувствовали — скорее, наоборот. 

Я провела в интернате пять лет. Всю жизнь легко нахожу общий язык с самыми разными людьми (неслучайно значительный кусок в моей профессиональной биографии заняла работа пресс-секретаря), неплохо говорю по-английски и не мыслю своей жизни без плавания. 

 И да: у меня ровная спина. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic