Categories:

Солнцестояние и равноденствие

Сегодня — 21 июня. Самый длинный день в году, день летнего солнцестояния. А завтра — 22-е.

Повесть Бориса Васильева «В списках не значился» прочитала в журнале «Юность» в 1974 году. Была потрясена. И тем, что вроде бы это и вправду было: последний защитник Брестской крепости держался до апреля 1942-го. И сюжетом: рыдала от жалости к Мирре и нежности к Коле, от обреченности их любви, от своего бессилия что-то изменить. 

Как-то недавно пробовала перечитать — уже совсем не то. Это надо успеть в юности (в «Юности»!). Тогда еще спектакль был в Ленкоме  — давно уже нету. Да и сам Ленком... А вот фильм сняли какой-то неудачный, до «А зори здесь тихие», который тоже по Васильеву, — как до Луны. 

Есть еще зимнее солнцестояние — 21 декабря, самый короткий день в году. И день рождения Сталина. Моя мама, родившаяся в 1924-ом, рассказывала, что лет в 12 хотела написать вождю о своем открытии: этот день такой короткий, потому что Сталин, родившись, затмил собой солнце. Когда половину ее семьи пересажали и расстреляли, мама стала что-то соображать. А тогда — вот так...

Давайте тогда и еще про два дня: 21 сентября и 21 марта. 

Осеннее равноденствие - Рождество Пресвятой Богородицы -  лучшее время года, обожаемая московская осень.

А 21 марта родилась моя бабушка Фаня. Чуть меньше ста (!) лет назад она вышла замуж за вдовца с четырьмя детьми. «Бабушка, как ты смогла?!» «Мне их очень жалко было...» Родился пятый, мой папа. Помню светлую крошечную старушку, переживавшую от того, что не приносит пользы. Последние ее годы мы жили вместе: родители, две дочки и бабушка. Она старалась, как могла: покрасила письменный стол, стирала мои плюшевые игрушки, сожгла все сковородки —  хотела приготовить что-то вкусное. Встречала маму словами: «Оля, я опять нашкодила». 

Никто и никогда ее не ругал — наоборот. Так и вижу картинку: бабушка сидит на тахте, папа перед ней — на коленях, и руки ей целует... 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic