January 8th, 2020

Крымские каникулы

В Севастополе воет ветер и сечет дождь. Полсотни километров на юг — и ты оказываешься в ранней весне, тихой и теплой, с цветущими крокусами и набухающими на деревьях почками. Это в Рождество, заметьте.


Впервые в Крыму я побывала в июне 1969 года. Помню точно, потому что была туда отправлена в награду за отличное окончание первого класса. С любимой теткой: о «съездить всей семьей» не могло быть и речи. То есть с Ялтой, Ливадией, Алупкой, Мисхором и Никитским ботаническим садом я познакомилась больше пятидесяти (ааа!!!) лет назад. При этом в Мисхоре с тех пор не была.


Теперь опять была — вчера. Парк восхитителен, не хуже Ливадийского. Строго говоря, это Кореиз, а не Мисхор, но там все очень рядом. Юсуповский дворец строг и изыскан, у входа встречают родные (юсуповские) львы из розового итальянского мрамора: раньше глазки у них были из натуральных изумрудов, потом вставили что-то сильно попроще. 


Юсуповы к XIX веку были намного богаче Романовых (царская резиденция «Дюльбер» вкупе с парком, расположенные рядом с юсуповским дворцом, — одно из многочисленных тому свидетельств). Кстати, оба дворца проектировал один и тот же архитектор — Николай Краснов, который и Ливадийский тоже делал, и еще полторы сотни роскошных особняков в районе Ялты. 


В 1920-м последние Юсуповы уехали в Париж. А дворец взяли под свое крыло чекисты (потом нквдэшники, гбэшники и т.д. Сейчас это владения администрации президента — видимо, так случайно получилось).


И ничего от Юсуповых, кроме стен, львов и парка, не осталось. Фашисты тут не зверствовали: вроде бы Гитлер заранее подарил дворец главе абвера Канарису, но потом как-то не сложилось. То есть всё разворовали наши — видимо, еще до войны. 


Во время Ялтинской конференции в феврале 1945 года тут жил Сталин. «И это легенда, — гордо и обиженно сказала экскурсоводша, — что Сталин спал на раскладушке в бункере. Нет! Он спал в спальне князя Юсупова на его кровати!» Вот и славно. Кстати, вместе со Сталиным и Молотовым сюда прибыли рабочие Метростроя с пятьюдесятью вагонами спецматериалов, с помощью которых все-таки оборудовали бункер в винных подвалах дворца.


Сейчас весь интерьер — этакий сталинский ампир: тяжелые деревянные панели, массивные двери, мощные люстры. Никакая живопись в золоченых рамах на стенах. А какая, наверное, была... В кабинете под портретом Ленина сидит Сталин. 


Скорей на улицу. Ай-Петри закрыта облаками. Кипарисы, аллеи, каменные ступени, бронзовый фонтан. Запах моря и хвои. Тихо.


Ты великолепен и в январе, Крым. Не хочу никакой политики — ни когдатошней, ни теперешней. Просто великолепен — и всё.