orphoprosecutor

Categories:

Теперь точно всё

Ожидаемая, но все равно очень горькая новость. 

В золотую эпоху Ленкома — 80-ые — у меня там был блат. Точнее, не у меня, а у институтской подружки, но ходила туда она со мной. И я видела все — все! — захаровские шедевры: и Тиля, и Юнону, и Хоакина Мурьету. Когда в театр пришла Пельтцер, потом Леонов, появилось еще несколько потрясающих постановок. Я видела «Поминальную молитву», «Иванова». Собственно, с тех пор ничего равного в нашем театре и не было. Потому что когда после спектакля зрители рассуждают, кто как сегодня сыграл, зачем нужна была та или другая сцена, интересны ли декорации и прочее, это значит, что спектакль плохой. После хитов Марка Захарова зрители выходили оглушенные, зареванные, восторженные, подавленные — какие угодно, но только не спокойно рассуждающие.

«Тиль» — это вообще самое лучшее из всего, что я видела на сцене за всю жизнь. Заходила в театр 19-летняя студенточка-филологиня, уже немножко сноб, — вышел потрясенный человек с единственной мыслью: «Я не могу жить так, как жила раньше». О, любимый Караченцов! О, великий Марк Захаров! Как вы это сделали?!

А заключительную песню из «Юноны и Авось» я включаю, когда мне очень плохо. Пою вместе с актерами и реву. И легчает. 

Эх, Марк Анатольевич... Вот, вместо реквиема.  https://www.youtube.com/watch?v=lueYfc3Byrk  

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.