orphoprosecutor

Альфонец

У моей старенькой мамы — смена сиделок. Есть две постоянные — из Приднестровья, меняются каждые три месяца (дольше — без патента на работу — находиться в России они не имеют права). У них почти всё село работает в Москве, едут по 27 часов на маршрутке, везут с собой помидоры, перец, чеснок, грецкие орехи, домашнее вино. На той же маршрутке на следующее утро отправляются домой отработавшие... 

Приехала Таня. Вваливается — загорелая, опять поправилась, куртка нараспашку, в шапке с помпоном, в тапочках («ноги устают столько сидеть»). Скидывает куртку, достает из лифчика бумажку в целлофане с паролем от домашнего вайфая:  сейчас вытащит из пухлой сумки  бережно укутанный планшет (мой когдатошний подарок) и сообщит своим в «Одноклассниках», что добралась хорошо, хоть на таможнях (украинской и русской) — «так трусили, так трусили, всё перевернули, гады».

Вечером рассказы. «Зять Пашка — альфонец. Живет у моей Аньки на шее». (Анька — кулинар, работает на свадьбах, юбилеях и поминках). «Анька рвет и метёт. А я ей всегда говорила, что он альфонец. Не хочет в бригаду работать. Она на развод подала. А я боюсь — мой же тверёзый бывает раз в году, а Пашка разводиться не хочет, он ее и убить может. А я в Москве, не имею как помочь». 

Я ей — про свое, тоже есть что рассказать. Вино черное вкуснейшее, овощи со своего огорода, сыр...  Хорошо. 

Вот только Пашка, черт, — альфонец!

 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.