Счастье умереть в Амальфи

Это самая настоящая любовь. Не к человеку — к кусочку итальянской земли. Амальфитанское побережье, вертикальный мир, — место, где живет моя душа. 

Амальфи —  старинный городок со ступенями вместо улиц и великолепным памятником средневековому моряку (это бывшая столица одной из четырех могущественных морских республик Италии). Позитано — культовое место отдыха: райская красота, отели, выставочные залы, художественные салоны, бутики с одеждой из льна и кружева (на лейблах — «Made in Positano»). Прайано — сердце побережья, от красоты дух захватывает, описать цвет моря невозможно. Равелло — головокружительная высота, античные скульптуры, изысканные виллы. За  местными видами  приезжают из Аргентины, Уругвая, Южной Кореи... Дальше горы становятся ниже, в районе чудесных Минори и Майори побережье уже похоже на Крым. 

Я была там в разное время года — меня всегда  ждет горячее солнце, божественное сочетание запахов моря, хвои и цитрусов,  веселые  люди, вкуснейшая паста, отличный кофе и лимончелло. Понимаю, что идеализирую: приезжать на несколько дней или жить постоянно — разные вещи. Но, однажды влюбившись, я приезжала сюда (пусть на несколько дней) множество раз. И влюблялась все больше и больше.

Однажды прожила здесь неделю в январе: сняла крошечные апартаменты в Монтепертузо (дословный перевод — «дырка в горе»). Это местечко над Позитано, там действительно гора с дыркой, под ней и жила в  квартирке  с огромным балконом — собственно, на нем время и проводила. Помните знаменитый кадр из «Титаника», на носу корабля, — «Я - король миираааа»? Точно то же самое: под тобой, впереди, сбоку, всюду — сияющее море. И небо. Вдалеке — голубой силуэт острова  Ли Галли, где жил в своем замке Рудольф Нуриев. Кстати, на набережной в Позитано — мемориальная доска, сообщающая, что здесь любил гулять «Rudolf Chamitovich Nureev». Вот этот Chamitovich меня каждый раз приводит в восторг: надо же, какое уважение!

Так ведь это итальянцы, для них искусство — часть жизни абсолютно неотъемлемая. Помню, я однажды должна была возвращаться домой очень ранним рейсом. А добираться от побережья не очень удобно: или долгим автобусом до  Неаполя, или побыстрее — до Сорренто, а там электричкой. В любом случае в Неаполе еще до аэропорта надо допилить. А тут такая рань, что не едет ничего. В общем, только такси. 

Когда выехали, было еще темно. Я открыла окно — Боже, какая благодать! Ну и запела тихонько что-то итальянское, в тему. Таксист немедленно отозвался. Мы с ним сначала по классике прошлись, потом неаполитанские песни исполнили (Карузо с Паваротти), а закончили Челентано с Андреа  Бочелли. Во весь голос, с открытыми окнами! Как же это звучало, на родной-то земле, где все дышит гармонией... Наслушалась комплиментов про голос прекрасной донны (но 100 евро, гад, затребовал, никаких скидок).  В аэропорт приехала охрипшая и окрыленная.  

Как это там: в Питере пить, в Москве жить? Тогда в Амальфи — умереть. В смысле прожить там последние годы. Я бы, правда, очень хотела. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic