orphoprosecutor

Category:

Непоправимо

Эх, Александр Абрамович, дорогой вы мой...

За несколько дней до начала карантина была в книжном «Москва» на Тверской — на предмет чего прикупить, естественно. Купила Лимонова (только когда умер — созрела, наконец, почитать), новую Улицкую. Привычно бросила взгляд на полку с буквой «К» — нет ли Кабакова. Нет, давно нет. 

Теперь — совсем нет. В ночь на Пасху умер Александр Кабаков, которого многие считают писателем политическим. А он просто — большой  писатель. 

Несколько лет назад поехала на книжную ярмарку на ВДНХ — только ради заявленной встречи с Кабаковым. Почему-то ужасно стесняясь, задала ему вопрос про рассказ «День рождения женщины средних лет»: «Откуда вы Так знаете, как мы чувствуем?» В ответ — фирменная усталая усмешка: «Живу давно». 

Роман «Все поправимо» — одно из лучших произведений русской литературы XXI века. «Беглец» — крутейшая мистификация, куда там Акунину. Рассказ с неприметным названием «Далеко эта Орша» — за душу хватающие, честнейшие воспоминания. «Камера хранения: мещанская книга» — кто теперь так напишет о батниках, джинсах и прочих шмотках, в которых — само время? Завистливые собратья по перу называли его «певцом пуговиц»...

Вдруг подумала, что после вируса, когда откроются книжные, Кабакова будет много: в той же «Москве» всегда так делают, если уходит хороший писатель. И фотографию хорошую ставят. 

А я ваш облик, Александр Абрамович, и так хорошо помню: постаревший пижон с родными глазами.  Прощайте, дорогой мой. 

  

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.