orphoprosecutor

Categories:

Про еврейцев

В прошедшие выходные евреи отмечали Рош Ха-Шана — Новый год, 5781-ый от Сотворения мира. Правильнее было бы сказать «мы отмечали» —  но я православная христианка, учитель русского языка и литературы по образованию, человек русской культуры по ощущениям. Голос крови вопит во мне только тогда, когда я ощущаю антисемитские настроения. Тут я глаза могу выцарапать. 

Про то, что бывают какие-то особые еврейские праздники, я знала от деда, родившегося в 1885 году в Екатеринославе и даже учившегося в хедере. На всю жизнь я запомнила, что в эти дни «надо кушать сладкое и дарить детям деньги». И то, и другое меня устраивало.

Однако лет в семь я все-таки решила узнать — у деда, кто ж еще объяснит, — какое отношение наша семья имеет к еврейцам. Дед закатился беззвучным хохотом, потискал меня, расцеловал, а потом спросил: «Ты же знаешь Римму Семеновну?»

Тут надо сделать некоторое отступление. Большой кратовский дом, в котором дед жил с овдовевшей старшей дочерью, нуждался в постоянном подновлении и ремонте. Понятно, что двух пенсий на это не хватало, поэтому часть дома летом всегда сдавалась. Дедушкины дачники снимали у него комнаты лет по двадцать, после чего покупали в том же Кратове собственные куски земли — уж больно хорошо там, поверьте. И вот жила у деда долгие годы одна интересная пара дачников  — Афанасий Михайлович и Римма Семеновна. Даже фамилию помню — Шиковы. Лысый Афанасий Михайлович был очень серьезным дядькой, работал в Совете по делам религий (дед всегда говорил, что у него дорожки подметает член правительства — и правда, тот с удовольствием делал это каждое утро). Свою чернявую и грудастую Риммочку он обожал до обморока, иногда надевал её пеньюар и в нем ходил по участку.

В общем, я отвечаю, что, конечно же, знаю Римму Семеновну, но «зачем ты это спросил, деда? Она что — евреец?!» «Да, — говорит дед, — представь, она евреец». Потрясенная, я жду новых откровений — и получаю их по полной программе. Когда дело доходит до самого деда, его дочки (моей мамы) и моего папы, я уже в полуобмороке.

И тут финал: «А ведь ты, притуленька моя, — тоже евреец!!!»

Занавес. Не могу я свои ощущения описать, просто мастерства не хватает.

Милый мой дедушка Юлий Ефремович. Дорогая моя мама — одна-единственная ныне живущая из большой и когда-то дружной семьи... Прошло больше 50 лет. 

С опозданием, но шана това, дорогие еврейцы!  

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.