Categories:

Как я пела Драгунскому

Как-то все больше про детство пишется в последнее время. Старею, что ли? 

В конце шестидесятых самым популярным детским писателем в СССР был Виктор Драгунский. В те времена дети вообще читали! И Гайдара с Кассилем, и Дюма с Марком Твеном. А еще был гениальный Коваль, замечательный Фраерман, веселый Сотник, тонкий Юрий Яковлев... Но «Денискины рассказы» были вне конкуренции. 

И вот однажды сам Виктор Юзефович приезжает на папину-мамину работу, в институт «Госхимпроект»: тогда такие встречи с читателями-слушателями были обычным делом (вспомните концерты Высоцкого). В переполненном актовом зале Драгунский — большой, обаятельный, грива седая — читает свои рассказы, а народ буквально валяется от смеха. 

Ведущий говорит: «Уважаемый Виктор Юзефович! В нашем зале присутствует семья, полностью состоящая из Ваших почитателей: папа, мама и маленькая дочка». «Пусть выходят, — говорит Драгунский, — я их сейчас всех по очереди расцелую!» «Нет, — отвечает ведущий, — все не выйдут, только дочка. Она прочитает Ваш рассказ». 

Мы, конечно, подготовились, свой любимый рассказ «Пожар во флигеле, или подвиг во льдах» я выучила наизусть. Родители мне сказали, что я Драгунскому наверняка понравлюсь и он попросит еще что-нибудь исполнить. «И ты тогда спой, хорошо?» Ха! Я пою отлично! Конечно, спою! 

Мне пять с половиной лет, от горшка два вершка, нахальная, в байковом платье и в валенках. Драгунский хохочет, утирает слезы, подписывает книжку, которую я ему сразу подсунула, сгребает все цветы, что ему подарили и отдает мне. И тут я выдаю: «А еще я хотела бы спеть!»  Зал грохнул. А потом вместе со мной пел — «Пусть всегда будет солнце».

Книжка эта — самая большая драгоценность в моей библиотеке. Вот, что написано на титульном листе: «Дорогой, редкой, милой, талантливой Галочке, чтобы всегда была здорова и жила долго. Твой Виктор Драгунский. Дружба! Верность! Честь! Май 1968 г.»

Ну вот, уже реву.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic